Производство вина в России растет, несмотря на кризис. Так, по оценкам Краснодарстата, в феврале 2009 года региональные производители всех категорий алкогольных напитков, кроме игристых вин, увеличили выпуск своей продукции.

«В январе-феврале 2009 года производством этилового спирта из пищевого сырья и алкогольных видов продукции занимались 55 организаций, — уточняется в сообщении ведомства. — В структуре отгруженных алкогольных видов продукции наибольший удельный вес занимают вина виноградные — 85,6%, водка и ликероводочные изделия – 6,0%, вина шампанские и игристые – 3,1%».

Отметим, что Краснодарский край является одним из ведущих российских регионов промышленного виноградорства, которое развивается весьма успешно. Подтверждением тому можно считать заявление директора Инкерманского завода марочных вин (Украина) Анатолия Филипова. «На Юге Украины потенциал больше, чем в России, — заявил Филипов. — Но я недавно проехал Краснодарский край, там появилась серия частных предприятий, там капитал Тюмени идет, газа. Появились новейшие предприятия, зарубежные специалисты работают, и везде пошло высококачественное столовое вино в России».

Следует уточнить, что показатели производства у отечественных виноделов начали расти еще в начале прошлого года. Так, по оценкам Национальной алкогольной ассоциации, в январе-июле 2008-го в пересчете на 100%-ный этиловый спирт по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года доля виноградных вин выросла с 5,3% до 6,4%, доля шампанских и игристых — с 1,3% до 1,7%.

Параллельно в Краснодарском и Ставропольском краях, Дагестане и Ростовской области начала реализовываться целевая программа развития виноградарства и виноделия на 2008–2010 годы. Главная задача программы — увеличить объемы производства виноградного вина в 2010 году до 787 млн л, в том числе из собственного сырья – до 180 млн л; шампанских и игристых вин из собственного сырья — до 35 млн дал. Но сегодня рассчитывать на такие успехи не позволяет кризис, который добавит к старым проблемам виноделов новые — текущие и «на перспективу».

К текущим можно отнести возможное увеличение таможенной пошлины на поступающее в контейнерах винодельческое сырье. Прецедент уже создан: таможенные структуры потребовали с одной из петербургских компаний вместо 5%-ной пошлины, как это было до сих пор, заплатить 20%-ную. Основанием для требования таможенников послужило вступление в силу Распоряжения ФТС России от 25 июня 2008 года. Однако, по оценке Ассоциации «Северо-Западный альянс участников алкогольного бизнеса „АЛБИ“, этот документ провоцирует «разночтения понятий при классификации ввозимого импортного сырья для производства винодельческой продукции».

Данная проблема актуальна для всех участников отечественного винного рынка, поскольку 70-80% бутилированных вин в российской рознице изготовлены из импортных виноматериалов (российские «виноградные» регионы пока обеспечивают сырьем преимущественно себя). И чем дальше от регионов промышленного виноградарства, тем этот процент выше. Так, на Северо-Западе, по оценкам председателя совета АЛБИ Александра Табачкова, производители вина почти стопроцентно работают на импортном сырье — бразильском, аргентинском, французском…

Требуемая же 20%-ная пошлина существенно приближает по цене поступающие в Россию виноматериалы в контейнерах к уже бутилированным импортным винам. Поэтому встает вопрос, что более выгодно: везти продукцию в контейнерах или бутилированную. Если второе, то российские предприятия могут начать сокращения сотрудников.

Следует уточнить, что под термином «виноматериалы», в принципе, понимается обычное вино в 24-тонных контейнерах. Сразу по прибытии бутилировать продукт нельзя — вино должно «отдохнуть». Далее лаборатории должны оценить «разливостойкость» поступившего продукта и прописать ему в зависимости от состояния необходимые процедуры — чтобы потом вино не скисло, или не выпал осадок. По словам Табачкова, существует около 30 таких «предпродажных» операций, поэтому собственно виноматериал — «это совершенно не готовый продукт».

Как считает руководитель Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз, сейчас у «винной» России возник очередной «позитивный кризисный фактор» (как это было в 1998 году в период дефолта и в 2006 году после запрета молдавского вина) — вновь появилась возможность заместить часть рынка импортных вин российским, произведенным из импортных и отечественных виноматериалов. «Тем более, что явный дефицит импортного вина мы можем увидеть уже в мае 2009 года, — уточнил эксперт. — У импортеров сегодня просто нет денег на продолжение операций по импорту в прежнем объеме, не говоря уже о том, что импортное вино серьезно подорожало для российского рынка». И понятно, что краткосрочные интересы таможни работают против «позитивного кризисного фактора»

К проблемам же «на перспективу», в первую очередь, следует отнести то, что товарозамещение при дальнейшем развитии кризиса будет происходить не по варианту «дорогое импортное вино на дешевое российское», а по схеме «вино на водку». «В период мирового экономического кризиса не может не сократиться в мире потребление вина. Это объективный фактор, учитывающий психологическую мотивацию поведения человека в стрессовых ситуациях. Это объективно приведет к снижению производства вина в мире, — считает Дробиз. — Не исключено, что и в России потребление вина частично сократится; часть вина будет замещена крепким алкоголем в самом дешевом сегменте и т.д.».

Наконец, еще одну угрозу винодельческому бизнесу в России несет начавшаяся антиалкогольная компания. Конечно, по оценкам ряда экспертов, власти на этот раз избрали самый мягкий вариант «борьбы за трезвость» населения. Но это не исключает вероятности, что некоторые региональные чиновники, желая выслужиться, предпримут какие-либо необратимые меры вроде печально известной тотальной вырубки виноградников в антиалкогольную кампанию периода Михаила Горбачева.

источник: Росбалт